Последние комментарии
Наши контакты
Журнал «Известные люди России» №2 (8)№1 (7)
Журнал «Известные люди Юга» №6(№5)(№4)(№3)(№2)(№1)

Читайте нас:  

   
17 сентября 2019

Юнус-Бек Евкуров: «Наших предков никто не принуждал, они осознанно сделали свой выбор»

17 марта Ингушетия отмечает 245-летие добровольного вхождения в состав России. В преддверии знаменательной даты глава республики Юнус-Бек Евкуров рассказал в интервью ТАСС, как 24 ингушские фамилии приняли российское подданство, за что он благодарен экс-министру обороны Анатолию Сердюкову и почему больше не рассматривает анонимные обращения. Судя по информационным событиям, в Ингушетии относительно соседнего с ней региона – Чечни – все более или менее спокойно. В Грозном многотысячные митинги против карикатур на пророка, вокруг Грозного - расследование убийства Бориса Немцова…

─ Каждый занимается своим делом, работает на своей территории и своими методами. У нас тоже был мирный митинг, пусть и не столь многочисленный. Вопрос ведь не в количестве собравшихся. Мы ни с кем себя не сравниваем. Всевышний и России помогает, и другим странам. Бог дает всем на планете. Ребенок родился ─ Господа благодарим, дом построили ─ с Божьей помощью, кто-то умер ─ и на то воля Всевышнего. Все под ним ходим. Чтобы вы знали: при открытии любого объекта в нашей республике ─ будь то школа, детский садик, больница или магазин ─ обязательно читается молитва, соблюдается определенный религиозный ритуал. Это обязательно. Мы понимаем: есть федеральный центр, он выделяет финансирование на социальные нужды, ФЦП. У республики есть собственные доходы, но для каких-то проектов нужны спонсоры. Все от Бога. Когда говорим, что Аллах дал, это не означает, будто на нас с небес высыпали мешок денег. Нет, это возможность жить, развиваться, трудиться. Мы вот начали строить в Магасе Соборную мечеть на средства, поступающие в специальный фонд. Пока вышли на уровень первого этажа. Прикинули: если такими темпами двигаться, еще десять лет проковыряемся, поэтому ищем сейчас новых меценатов, чтобы завершить работы.

─ Что приурочено к памятной дате вхождения Ингушетии в состав России?

─ Занимаемся сразу несколькими социальными проектами ─ это и комбинат детского питания, и новые школы, детсады, больница… Когда слышу, что другие регионы обеспечены детсадами лишь на 80%, горько усмехаюсь. О чем мне говорить со своими жалкими 15%? Хорошо, вице-премьер Ольга Голодец пробила целевую программу, за два года мы смогли построить десять садов. Но надо ведь еще 230, чтобы закрыть проблему дошкольных учреждений в республике! Жаль, не удалось к юбилею справить новоселье Национального музея, на что очень рассчитывали.

─ Не успели достроить здание?

─ Даже не начали! Финансирование перенесли на более поздний срок. Федеральная целевая программа «Культура России» пока оставила нас без денег. Не беда, мы и так сможем показать и рассказать, какие узы связывают Ингушетию и Россию. Наших предков никто не принуждал, они осознанно сделали выбор. К слову, и до 1770 года ингуши обеспечивали безопасность почтовых перевозок из царской России в Закавказье, Турцию, Иран. Кареты с дипломатическим багажом, важными документами, другими ценными грузами наши отряды встречали у кавказских ворот в районе Ставрополя или Краснодара и сопровождали, скажем, до Тифлиса. Разрешение на это предоставлялось специальными грамотами, заверенными царской печатью. Интересно, что не было ни одного случая ограбления почтовых экипажей. Наши предки службу несли четко. А в 1770 году двадцать четыре ведущие ингушские фамилии согласились принять российское подданство. Акт подписали у села Ангушт, от названия которого, как полагают, и произошло слово «ингуш».

─ Теперь село называется Тарское. Республика Северная Осетия.

─ Да, там сейчас живут и ингуши, и осетины. А современные географические границы ─ отдельная тема, мы сейчас говорим об истории.

─ Самостоятельной административной единицей Ингушетия стала недавно ─ в декабре 1992 года. Прежде входила в состав Терской области, Горской республики, Чечено-Ингушской.

─ Разные периоды случались на протяжении веков, но за точку отчета мы берем 1770 год, с которого наша история стала общей. Да, каждому народу хочется подчеркнуть свою исключительность, рассказать об особом пути и заслугах. Наша молодежь иногда спрашивает меня, ожидая услышать утвердительный ответ: «Ингуши ─ лучшие?» Я говорю: «Мы должны занимать собственное место среди равных». Как-то предложил студентам, задавшим такой же вопрос, попытаться первым выскочить из двери аудитории. Что получится? Толчея, давка и ругань. Зачем это? В любой ситуации надо достойно представлять народ, тейп, семью. Тогда будешь первым. Всегда. Даже, если на какой-то момент окажешься в хвосте.

─ Вы готовы пропустить других вперед?

─ Если они очень торопятся. Толкаться локтями не стану. При этом честь ингуша и республики не уроню.

─ По уровню рождаемости Ингушетия сегодня в тройке лидеров в России. И во главе списка по безработице. У вас она выше, чем где бы то ни было в стране…

─ Увы. Серьезно занимаемся проблемой, число безработных постепенно снижается, но эту масштабную задачу Ингушетии в одиночку не решить. У нас в регионе никогда не было крупных производств, предприятий тяжелой промышленности. Раньше 60% населения летом трудилось на полях, зимой отдыхало, и всех это устраивало. Сегодня подобный вариант не проходит. Новые рабочие места дает строительство, и таким проектам мы уделяем большое внимание. Да, сейчас идут сокращения, увольнения, но речь, в первую очередь, о чиновничьем аппарате.

─ Причина кризис? Последствия уже ощутимы?

─ Цены в магазинах выросли, люди сразу это почувствовали. Средняя зарплата в республике ─ 14,5-15 тысяч рублей. Небольшая. Я внимательно смотрю на ценовую политику соседей по федеральному округу. Стараемся держаться в середине. Наши оптовики закупают основную продукцию в Нальчике, Ставрополе и в Хасавюрте, а потом уже везут в Ингушетию. Сейчас мы открываем в магазинах что-то вроде социальных пунктов, где самые обездоленные и малообеспеченные смогут покупать необходимые продукты по фиксированным ценам. На докризисном уровне. Кроме того, по случаю 245-летия раздаем бесплатные продуктовые наборы. Эту идею люди подсказали, когда мы собирали гуманитарный конвой для жителей юго-востока Украины. Мне задали вопрос: помощь Донбассу ─ прекрасно. А как быть с земляками? Разве у нас нет остро нуждающихся? Я посчитал замечание абсолютно резонным. Теперь будем время от времени проводить такие гуманитарные рейды по республике, хотим дойти до каждого селения.

─ Русских в Ингушетии по-прежнему меньше одного процента от общего числа жителей?

─ Да, многие уехали в 90-е годы. Процесс возвращения идет, хотя и не так быстро, как хотелось бы. Мы приняли беженцев с юго-востока Украины, но это не носит массовый характер, поскольку в Ингушетии остро стоит вопрос с вынужденными переселенцами из Чечни и Пригородного района Северной Осетии. Люди свыше 20 лет обитают во временном жилье, государство до сих пор не выполнило обязательств, нас не поймут, если станем зазывать к себе жителей Донбасса. Это может вызвать внутренний конфликт, который никому не нужен, кроме наших врагов.

─ В истории современной России было несколько генерал-губернаторов: Борис Громов в Подмосковье, Александр Лебедь в Красноярске, его брат Алексей в Хакасии, Владимир Егоров в Калининграде, Александр Руцкой в Курске, Владимир Кулаков в Воронеже, Руслан Аушев в Ингушетии. Потом от практики назначения во главе регионов бывших высокопоставленных военных отказались. Как считаете, опыт себя не оправдал?

─ Мое мнение: лучше военным найти иное применение. Армейская школа прекрасна, она воспитывает в человеке много ценных качеств, учит дисциплине, организованности, но на гражданских должностях важно не только это. Управлять областью или республикой ─ не шашкой махать, мирная жизнь ─ не поле битвы, тут нет солдат, которых можно бросить в бой под чужие пули.

─ Возглавив республику, вы долго испытывали дискомфорт?

─ Это чувство и сейчас остается. Не до конца ощущаю себя политиком, не все нюансы схватываю. Ведь настоящий профессионал должен играть на опережение, предугадывать хотя бы на шаг. Иначе не добиться успеха. Это я четко усвоил со времен службы.

─ Из армии вы уходили при министре Анатолии Сердюкове. Как бы вы его охарактеризовали?

─ Как начальник разведки округа я мог оценивать суть проводимых реформ. В чем-то соглашался с действиями Анатолия Эдуардовича, какие-то его шаги не разделял. Серьезным упущением считал недостаточное внимание к старшим офицерам. Если же говорить о себе лично, не испытываю к бывшему министру ничего, кроме чувства благодарности. Когда я увольнялся, Сердюков, зная тяжелую ситуацию в Ингушетии, передал мне бронированный «мерседес», хотя, конечно, мог этого и не делать.

─ Вы никогда не рассказывали, за что в 2000 году получили звезду Героя России. В указе написано «За личное мужество и героизм при выполнении специального задания». Что стоит за этой формулировкой?

─ Не думаю, что пришло время раскрывать детали. Пока не до подробностей… Могу лишь повторить слова Ильи Муромца из популярного мультфильма: как-то так. Кстати, я люблю мультики и поставил задачу перед нашим министерством культуры ─ снять анимационные картины по сюжетам ингушских мифов и сказок. Смешные, забавные, но патриотические. Как «Три богатыря и Шамаханская царица», «Добрыня Никитич и Змей Горыныч», «Илья Муромец и Соловей-разбойник», «Алеша Попович и Тугарин Змей». Это важно для воспитания молодежи. Пару недель назад в Ингушетии проходил общереспубликанский прием граждан, я ездил по министерствам и ведомствам, слушал, как и о чем чиновники общаются с рядовыми людьми. Кое с кем и сам поговорил. В администрации Назрани мать представляла сына, который сам сделал детский анимационный фильм. С удовольствием его посмотрел, а потом распорядился, чтобы у парня выкупили права на картину и показали ее по телевидению. К чему веду? Есть ребята, которые снимают кино буквально на коленке. А если им помочь?

─ Вы лично в своем Twitter мультики выкладывали?

─ Это не я. Дочка взяла мой айпад и немного похулиганила.

─ Если учесть, что детей у вас четверо, можно предположить, что и остальные записи в социальных сетях за вас оставляет кто-то из семьи Евкуровых?

─ Нет, это уже я сам. Конечно, целыми днями в интернете не сижу. Раз в день помощник показывает подборку ключевых сообщений. По требующим оперативного вмешательства обращениям решения принимаются сразу, без моего личного участия. Я могу уже проверить, что сделано и как. Ну, и сам корректирую кое-что, если это необходимо. Готов гарантировать: ни одно сообщение не проходит мимо, не остается без ответа. Это касается и блога, и Twitter, и Instagram, и Facebook.

─ Номер вашего мобильного, который в свое время вы опубликовали в СМИ, предложив звонить всем желающим, по-прежнему актуален? Или абонент заблокирован?

─ Работает! Не так давно на мой аккаунт в социальной сети написал житель Дагестана, спросил, может ли поговорить лично. Я тут же дал номер телефона. Звонит: «Вы?» Говорю: «Да». Сначала не верил, что я сам на звонок отвечаю, потом признал по голосу. Часто приходят SMS ─ люди жалуются, критикуют, хвалят. Это нормально. Зачем прятаться? Правда, я честно предупреждаю, что не сразу могу отозваться ─ все-таки много разных дел, а звонящие порой слишком подробно рассказывают о проблеме. Проще отреагировать на письменное сообщение. В прямом канале связи есть и плюсы, и минусы. Человек привыкает обращаться к главе республики, перепрыгивая промежуточные, низшие ступени. Но я же не в силах решать все задачи! Приходится объяснять людям, что сначала надо попытаться разобраться с возникшим вопросом на другом уровне. И второе: я открыто заявил, что перестаю рассматривать анонимные обращения. Например: «Коллектив 5-й школы жалуется на директора». Хорошо, допустим. Но в этом коллективе ведь работают конкретные учителя, так? Вот и подпишитесь под письмом. Если претензия мотивирована, не надо бояться и скрывать имя. Всего один раз мне позвонил критически настроенный товарищ, в эмоциональном запале наговорил кучу всякого. Я внимательно выслушал, узнал о себе много нового. По голосу было понятно, что человек не молод. Через какое-то время мой помощник связался со звонившим, попросил разрешения встретиться. Тот испугался, решил, что будем преследовать. Вместо этого сотрудник администрации привез подарки ─ фрукты, сладости, поблагодарил за неравнодушную гражданскую позицию.

─ В 2009-м на вас было совершено покушение, погиб телохранитель, вы получили серьезные ранения…

─ Это прошлое, зачем вспоминать? Надо понимать другое: в Ингушетии не спрячешься, даже если захочешь. Скажем, приехал я на торжественную линейку в какую-то школу, никого заранее об этом не проинформировав. Пока идет мероприятие, молва разнесет новость, и на выходе меня наверняка встретят несколько человек с просьбами, вопросами. Если местные жители успевают дойти из окрестных сел, тем, кто замышляет недоброе, тоже должно хватить времени на подготовку. Конечно, охрана и оперативные службы отслеживают ситуацию, хотя им со мной тяжело. Часто пренебрегаю требованиями безопасности, но и жить по инструкции не могу: туда не ходи, здесь не стой… Характер у меня такой, люблю свободу. Иногда сам сажусь за руль машины и еду куда-нибудь без всяких мигалок и сопровождения. Устраиваю внезапный рейд, чтобы не расслаблялись.

─ При назначении на пост главы республики вы заявляли о намерении разобраться с коррупцией. Вам часто предлагали взятки?

─ Однажды, в 2009-м, принесли пакет с 600 тысячами долларов, потом положили на стол банковскую карту, предупредив, что там 800 тысяч. Я дурака валял, делая вид, будто не понимаю, как карточкой пользоваться, спрашивал, мол, неужели все деньги на этом кусочке пластика поместились? Безусловно, брать ничего не стал, выгнал ходоков. Хотя и ругать их было сложно, люди привыкли так решать вопросы, иначе не умели. Часы пытались мне дарить за миллион рублей, еще какие-то дорогие вещи, но я сразу объяснял: не возьму. В таких вопросах надо быть крайне щепетильным. Раз поддашься соблазну, потом не остановишься. Замараться легко. Ведь коррупция - проблема не одной Ингушетии. В отдельно взятом регионе эту заразу не победить.

─ Переехав в 2008 году в Назрань, вы поселились в арендованном доме. Сейчас где живете?

─ В государственной резиденции. Своим жильем в Ингушетии так и не обзавелся, хотя, конечно, мог бы построить дом. Деньги на это есть ─ с учетом надбавок за боевые заслуги, за Звезду Героя. Принципиально не хочу приобретать недвижимость в республике, пока руковожу ею. Впрочем, движимого имущества в Ингушетии у меня тоже нет. Пользуюсь служебной машиной, которой вполне хватает. Может, во мне говорит бывший разведчик? Всегда старался не светиться без нужды и уж точно не люблю выпячивать себя. Не мое! Думаю, и политика должна украшать скромность. Надо не словами, а делами доказывать состоятельность. Вот как-то так…
 
 

Рейтинг Известных людей

Посмотреть весь рейтинг

Голубев
Василий Юрьевич
Ростовская область

Казакова
Ольга Михайловна
Ставропольский край

Кадыров
Рамзан Ахматович
Республика Чечня
Ткачев
Александр Николаевич
Краснодарский край
Савичев
Роман Валерьевич
Ставропольский край
 
Другие проекты asrv.ru vestnikxp.ru ludiuga.ru
© «Известные люди Юга России» Обратная связь Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru